Казачий курень

«Мой дом – моя крепость» – казаки с полным основанием могли бы подписаться под этим изречением. Казачье жилище совмещало в себе и место обитания, и оборонное сооружение. Кроме того, в нём явственно прослеживаются черты самобытной древнейшей истории. Казачий курень – ещё один довод против теории о происхождении казачества из беглого населения России.

Попытаемся рассмотреть альтернативную ей версию при помощи описания жилища казаков.

На Дону, на Днепре, на Кавказе, на Тереке люди жили с древнейших времён. Самым простым жилищем была полуземлянка, крытая камышом или соломой. Степняки – кочевники жили в «кибитках» (юртах) или в балаганах. Такие шатры – балаганы до сих пор ставят казаки на покосах или на полевых станах. Курень в классическом, древнейшем, забытом уже во времена половцев и неизвестном казакам виде – это шестигранная или восьмиугольная бревенчатая юрта, которая до сих пор встречается в Якутии.

На конструкцию традиционного казачьего жилища, которое они называют куренём, повлияла речная культура Нижнего Дона и Прикавказья, одинаковыми приёмами строительства роднящая эти далёкие друг от друга места с Дагестаном и Прикаспием.
Первые поселения возникали в плавнях – речных камышовых зарослях, где землянку не выкопаешь – вода близко. Поэтому жилища делали турлучные. Стены плели из двух рядов прутьев или камыша, а пространство между ними для тепла и прочности заполняли землёй. Крыша была, безусловно, камышовая, с отверстием для выхода дыма. Но жить в таких сооружениях можно было тоже не везде. Широкие, многокилометровые разливы рек требовали особых построек – свайных. Воспоминания о них сохранилась в названиях. «Чиганаки» – это и есть постройка на сваях. А жили в них люди плёмени «чигов». Не случайно, видно, верхнедонских казаков дразнят «чигой востропузой».

Черты свайной постройки легко читаются в современном казачьем жилище. Казачий курень – двухэтажный. Скорее всего, это не выросший до второго этажа «подклет», а воспоминание о сваях, на которых когда-то стояли жилища. Древнейшие поселения хазар располагались в низовья рек. Да и совсем недавно ещё в Черкасске весной и осенью казаки ездили, друг к другу в гости на лодках, а сам городок в периоды разливов был непреступен.

Современный курень – двухэтажный, «полукаменный», то есть первый этаж – кирпичный (прежде – саманный, из кирпича–сырца), второй – деревянный. Чем дальше на север, тем первый этаж ниже. А на Северском Донце он уже больше похож на подвал, хотя характерные черты казачьей постройки видны и здесь. Первый этаж, как правило, не жилой, а хозяйственный. Считалось, что «жить нужно в дереве, а припасы хранить в камне».

Но уже в начале XX века хозяева куреней спешно убирают верхний этаж. Это было связано с раскулачиванием донских казаков (1929). Такой дом был менее заметным и менее броским. После войны строили дома из деревянных пластин позднее – кирпичные, в которых практически не осталось элементов казачьего куреня.

Название «курень» – монгольское. Слово «куриться», то есть пускать лёгкий дым, к которому иногда возводят название казачьего жилища, не имеет к нему никакого отношения. Слово «курень» означает «круглый», ещё шире – «гармоничный», если попробовать «расчленить» это слово и перевести, то вот, что получится: «куря» – круг, стойбище, расположение комнат в таком доме шло по кругу. Монголы куренём называли кочевья, окружённые телегами. Куренём же называли и отряд, оборонявший этот укреплённый лагерь. В этом значении слово бытовало у запорожцев. Куренём у запорожцев и у кубанцев назывался полк.

Донские историки, занимавшиеся проблемой происхождения куреня, пришли к выводу, что курень – по типу постройки, новгородского происхождения, обычная окраска его в жёлтый цвет установилась, вероятно, преемственно от новгородцев.
Часто можно услышать высказывания знаменитостей о красоте казачьих станиц, основу которых составляют дома казаков – курени.

Вот, например, что сказал Ф. Крюков о Старочеркасске: «Поблизости к собору он напоминает до некоторой степени город: дома каменные, двухэтажные, довольно красивые. ...Но чем дальше я уходил от собора, тем более Старочеркасск превращался в самую обыкновенную низовую станицу: выкрашенные в жёлтую краску домики на высоких деревянных фундаментах, или с «низами», т.е. с нижним полуэтажом, с деревянными галерейками («балясами») кругом, тесно лепились друг к другу, густая зелень маленьких садиков выглядывала на улицу через живописные развалины плетней...»

Путешествуя по Дону, Ф. Крюков не оставил без внимания и другие станицы. «...Мы подъезжали к станице Раздорской. Вид – необычный, небольшие домики, крытые тёсом, железом, камышом, неправильно разбросанные по гористому берегу, жёлтые с белыми ставнями и белые с жёлтыми...»

А вот как отзывался о донских куренях В. Воронов: «...в палисадниках среди зелени и цветов – голубая диковинная резьба наличников, настоящая русская кружевная вязь, как во владимирских или ярославских деревнях...»

Использованы материалы сайта: http://www.razdory-museum.ru/